01:51 

Несколько интересных статей Задорнова. Есть смысл почитать.

Доктор Сталь
Не мечите бисер перед свиньями (с) тов. Христос
ОТ ХРЮШИ ДО СБЕРБАНКА
Слова русского языка складывались нашими предками интуитивно на основе природных звуков. Например, родилась свинья. Какой звук она издает? Хр-хр-хр… Ее и назвали – хрюша. Мол, ша, кончай хрюкать! Мешаешь.

Хрюша выросла, родила детенышей. Как подсказал мне известный петербургский ученый-лингвист Александр Драгункин, в глубочайшей древности говорили не поросенок, а похрюшёнок. То есть, после хрюши родившийся. Слово до нас не дошло. Дело в том, что с развитием науки и рационального мышления биоритмы жизни человечества убыстряются. Длинные слова, как правило, укорачиваются. Из них выбрасываются труднопроизносимые буквы, как балласт с перегруженного воздушного шара, чтобы он продолжил полет. Даже словосочетания из двух-трех слов в погоне за убыстряющимся временем часто склеиваются в одно. Например, "какого года" постепенно превратилось в "когда", "того года" – в "тогда", "сего года" – в "сегодня", а "никакого года" – в "никогда".

Этот процесс происходит и сейчас. К примеру, многие молодые люди слово "сегодня" произносят "сёдня", бабушку называют "баушка"… Некогда им разводить "телячьи нежности" в биоритмах попсы и интернета. Не компьютер, а комп; не преподаватель, а препод; не университет, а универ… Студент - студ, кондиционер – конд…

Судя по всему, недалек тот день, когда наши потомки вместо "спокойной ночи" будут говорить "спо но", "как вы себя чувствуете?" – превратится в "ка вы чу?". Ответ коротко и ясно: "не пло".

К сожалению, этот процесс не остановить. Развивается наука. Все более торопится жить человечество: воевать, торговать, быстрее добраться до прибыли – его основные задачи. С появлением интернета, клипов и мобильников речь убыстрилась даже при нашем поколении, а раньше проходили сотни лет, прежде чем слово упрощалось. Так и тысячи лет назад труднопроизносимый "похрюшёнок" "разгрузился", выкинув самую неудобную для произношения букву, и стал "поросенком".

Однако, если у наших прямых предков, которые особенно никуда не спешили, оставаясь жить среди российских лесов, полей, морей и рек, от "похрюшёнка" отпала всего одна буква, то у отпочковавшихся от них неуемных ватаг под предводительством наиболее активных пацанов, сбегавших за светлым, а не лесным будущим от своих "вялых", как они считали, предков, на новые западные, освобождающиеся из-под ледника земли, с мечтой не мудреть на природе за рыбалкой и собиранием грибов, а богатеть, торгуя, воюя и отнимая, наш бедный "поросенок", словно от ужаса надвигающегося на него рационального будущего, вообще вжался в четыре буквы – "порк", а позже уместился даже в три – "пиг".

Во времена Екатерины Второй Российскую академию наук возглавлял академик А.С.Шишков. Он очень пылко, по-русски боролся против употребления в родной речи иностранных слов. О нем даже есть упоминание у Пушкина в "Евгении Онегине". После фразы, написанной по-французски, поэт попросил извинения у академика: "Шишков, прости, не знаю, как перевести". А Ломоносов и Екатерина Вторая Шишкова поддерживали! Хотя его главное умозаключение, как бы теперь сказали "слоган", был весьма резким и, прямо скажем, вызывающим: "Все западные языки произошли от древнерусского. Они его обрубки!" В своих научных трудах Шишков привел весьма любопытные примеры: наше слово "есть" превратилось в английском в "yes", "опа" – в "up", "но сок" – в "sock", "годен" – в "good", "Госпо дь" – "God", "дремать" – в "dream", "веки слипаются" – в "sleep", "узе лок", который был первым примитивным замочком на Древней Руси – в "lo с k", а "исток" – в "east"...

Длиннющая по слововыражению мудрость наших мудрообильных предков: "Я ем, поэтому я есть" у нас упаковалось в "Я есмь". А у тех же будущих англичан в еще более отредактированное "I am". Что буквально в переводе с языка первочеловеков означало "я ем". А маю! И да простят меня читатели за назойливость следующей темы, но может поэтому и в названии материка Америка первый слог "ам"! Недаром главное удовольствие для среднестатистических американцев поесть, а для американских политиков кого-нибудь – с ? амать! То есть - "поиметь!"

О сходстве слов английских и русских известно давно. Это признает даже академическая филологическая школа. Не говоря уже о детях, которые, уча в школе английский, замечают, что "брат", "сестра", "мать" на английском и на русском очень созвучны, как и названия цифр. Большинство даже грамотных людей сегодня в мире из-за неверного преподнесения в течение тысячи лет истории России считают, что это английский язык и оказал влияние на русский. Убедительнее всего разрушает эту зашоренность логика ученого Драгункина. Как же наш язык мог произойти от их языка, если у нас на каждый древний, природный корень - ветви слов, а у них – сучки да обрубки этих ветвей. Разве когда-нибудь из сучка вырастало дерево?

Наглядный тому пример все та же "хрюша", которой давали еду в корыте и говорили: "Хрюша, на!". Поэтому корыто стали называть "хроня". На зиму в корыто складывали продукты, и появилось слово "сохранить". В результате – те самые ветви слов: сохранность, хроника… И даже "камера хранения" – лингвистический потомок "хрюши". Не говоря уже о слогане: "Храните деньги в сберегательной кассе". Я бы еще продолжил: "И хрюкайте от счастья, если они сохранятся!".

Интересно, что генетическая память все равно существует, и до сих пор самая популярная копилка, сохраняющая деньги нашего народа, – это… поросенок! Настоящим удивлением для меня было узнать, что теплится эта память на клеточном уровне и у англичан, и у американцев. И по-английски копилка называется "piggy - bank". То есть, попросту – поросячья банка. Кстати, я уверен, что и главное пафосное слово сегодняшних торгашей "банк" произошло от древнерусского слова "банка". Ведь именно в банках наши предки хранили редко попадавшие к ним залетные с запада деньги. Вот только почему копилка у англоязычных называется "piggy-bank", они не знают. Им в голову не приходит для выяснения истоков своих слов заглянуть в языки славянские. Даже не знают, что их "east", означающее восток, это всего лишь три пятых от нашего русского слова "исток". Что еще раз доказывает, где находятся ИСТОКИ сегодняшних западных цивилизаций.

На востоке! Недаром даже главный религиозный праздник Пасха на английском называют "Easter". Поскольку этот языческий праздник был принесен переселенцами с востока.

Настоящая правда истории сохранилась в языках многих народов. В корнях слов. Поскольку языки складывались чутьем народов, а летописи писались по заказу и превращали ПРАВДУ в КРИВДУ, искажая БЫЛЬ!

Вот такие выводы можно сделать, глядя всего лишь на… поросенка!



P.S. Конечно, доказательств всем этим рассуждениям стопроцентных нет. Вроде как фантазии. Но, согласитесь, фантазии забавные. Иногда даже улыбаешься от неожиданных созвучий и совпадений. Например, по-английски "хребет" – "spine". Практически, русское слово "спина". Только в английском языке оно просто означает часть тела без природного смысла, а у нас указывает, на чём должен спать человек, чтобы быть здоровым – спи на! И действительно, восточные целители знают, что если человек спит на спине, то диафрагма массирует внутренние органы, он особенно спокойно дышит, и жизнь его удлиняется. Если, конечно, он на ночь не обожрался. А если обожрался, будет храпеть и вообще может задохнуться, такому лучше спать на животе, чтобы примять съеденное.

Удивительно, но даже слово "раша" и то англоязычные не знают, откуда у них произошло. А ведь это так просто. "Рассея" означало в древности "сияние Ра". "Сияние" по-английски – "shine". Почти "шияние". "Шияние Ра", вернее "Рашияние" сокращенно и есть "РАША!"



P.P.S. "Комсомолькая правда", впрочем, как и автор этой заметки Михаил Задорнов, считает, что даже если все это просто фантазии, то они весьма забавные. А значит, почему бы в эту игру не поиграть нашим читателям? Заодно и подучить английский! Объявляем конкурс под названием "С миру по слову". Авторов особенно интересных примеров Михаил Задорнов обещал наградить дисками с записью своих концертов или своими ооочеень толстыми книжками. Мы уверены, поскольку он так борется за смысл каждого слова, свое слово сдержит!




06.03.2007
БЕР
У славян слово «бер» означало имя духа стихии. Если, допустим, сегодня кто-то в ресторане разбушевался, на всех наорал, разбросал тарелки, чашки, подрался с оркестром, вмазал кому-то в лицо селедкой «под шубой», милиция его еле-еле поймала, скрутила, а он все не может угомониться – это значит, в нем разбушевался дух Бера! Каждому духу соответствовало какое-то животное. Беру – медведь-шатун. В разбуженном раньше срока медведе просыпался буян, опасный дух стихии. Поэтому место, где медведь спал, называлось берлога. Лежащий Бер! Не будить! То есть берлога, это слово-предупреждение, как на электрической будке: «Не влезай – убьет!»

Часто в полях медведи устраивали свои берлоги в том месте, где наметено больше снега. Как правило, снежные холмики образовывались рядом с одиноко стоящими в полях деревьями. Дерево, которое стояло за берлогой, за – бер, стали называть бер-за. Позже, в песнях, более певуче бе-ре-за.

Интересно, на том месте, где было больше всего берлог в Европе, теперь находится город Берлин. Традиционные историки не знают происхождение названия столицы Германии, потому что им в голову не приходит, что вся Европа была заселена единым праславянским народом, который говорил на языке наших предков. Я был на острове Рюген в Балтийском море (по-славянски Руян. В пушкинских сказках – Буян). На острове до сих пор сохранилось славянское капище бога Святовита. То есть на всех этих северно-европейских землях жили наши прямые предки. Поэтому многие географические названия в Европе расшифровываются только в том случае, если знать значение корней древнерусских слов. Пруссия – поморская Русь, Сербия – серебряная Русь… На всем пространстве от Вены до Венеции жили венеды. Народ скандов ушел в невидимый мир полярной ночи – нави! Образовалась Скандинавия. Лондон – лоно на Дону. Слово «дон» означало река. Часть Великобритании Уэллс названа в честь славянского бога Велеса. Помимо множества своих обязанностей, Велес еще отвечал за домашний скот. Поэтому место, неподалеку от Уэллса, где поклонялись Велесу и разводили скот, было названо Скотландия... Этот список можно еще продолжать.

Много о чем не упомянули летописцы, когда писали свои исторические труды по заказу правителей. Что правитель приказывал, то они и писали. Таким летописцем был и наш Нестор. Его главной задачей было доказать, что до прихода Рюрика Россия была дикой. Почему? Да, потому что Рюриковичи были его и заказчиками и цензорами. Но из языка память о том, что было на самом деле, ни один правитель выкинуть не догадался. Да и не смог бы этого сделать. Власть делает человека глухим к родному языку. Ни одному, даже сегодняшнему правителю не объяснить, что история и быль –слова разные. Быль – то, что было на самом деле, а история – то, что написали книжники. Слово «история» тоже древнее наше слово, означает – «из торы». Одна из первых исторических книг на земле – Тора. Но она была написана на юге, в так называемой Срединной земле. Вот и получилось, что «история» - то, что описано в Торе. А то, что было до этих событий, вроде как не было вообще. На самом деле, до истории существовала быль. Отголоски о них дошли до нас через славянские мифы и былины. Позже, с приходом христианства на Русь, их тоже не раз переделывали по церковным и светским заказам сверху.

Но язык остался. Он, как нить Ариадны, выводит нас от «кривды к правде». Так и с названием города Берлин. До сих пор зашореные степенями академики не могут объяснить, почему на гербе Берлина медведь? Простые немцы, когда я им говорю о том, что на месте сегодняшней их столицы жили медведи, восклицают с русским восторгом: «О! Тогда понятно, почему у нас на гербе города медведь! А мы и не знали».

Да, на гербах часто сохраняется память о тех землях, где селились пришедшие с востока племена. Если племя закреплялось на озере, где много лебедей, на гербе будущего народа появлялся лебедь. У других – орлы, олени, волки…

То, что на землях сегодняшних Германии, Англии, Франции, и в Греции, и на севере теперешней Италии жили наши общие предки, говорившие на едином, дославянском языке, доказывают корни множества слов этих народов. Тот же медведь, по-английски «bear» - от нашего «бера». Если заглянуть в этимологический словарь английского языка, конечно, там этого объяснения не будет. Но одна зацепочка осталась. Слово «бер», как совершенно верно объясняет современный академический словарь английского языка, произошло от древнего английского слова (bera) - «бурый».

Вот она разница в «психологии» языков! У нас в слове медведь – ухваченная внутренняя суть – ведающий, что делать с медом (не путать с ведающим медом. Он - не завскладом меда). У них - чисто внешний признак – бурый! В истории мышление народов развивалось в направлении рациональном. Жизнь убыстрялась: от каменного века – до сегодняшних телевизионных клипов. Биоритмы ускорялись. Отпочковавшиеся от безмятежно и замедленно живших на территории теперешней России предков целые роды, как желающие быстрейшей самостоятельности дети, уходили от своих «родителей» на запад, на юг, оседали в понравившихся им местах, плодились, превращались в новые народы. Из языка своих предков выбирали только нужные им наиболее запоминающиеся внешними признаками слова. Так язык из единого родительского задушевно-природного, раздробился на множество языков. И сейчас мы видим, что дети всегда более рациональны родителей. Живут по сравнению с ними ускоренными биоритмами. Подрастающее поколение больше вдохновляет обертка попкорна, нежели содержимое этого пакета. Вот так из русского – ведающего, что делать с медом, - получился английский и немецкий незамысловатый «бурый». Слово это закрепилось даже за цветом коричневый (brown). А потом, когда начали варить пиво, и оно тоже оказалось коричневым, то и пиво стали называть «beer». Практически, в честь нашего Бера! Что тоже получилось довольно точно. Все народы, у которых пиво называется « beer », любят, напившись его, подебоширить!

У нас же в русском языке имя духа Бера получило развитие совсем в другом направлении.

Сберечь – не дать разбушеваться Беру. Связать его.

Бережливый – тот, кто не тратит энергию попусту. Слово образовалось, когда денег еще не было, и берегли самое главное – энергию. А Бер энергию расплескивал!

Даже сберкасса, и то сберегает то, что вызывает стихийные бедствия.

А еще замечательное слово - оберег – спасающий от духа стихии.

Берег – оберег от моря. В морях Бер особенно любил проказничать. Берег оберегает людей от бурь.

Даже слово «берет», и то имеет правильный смысл. Берет тоже оберегает. По форме берет всегда круглый – бережет верхний энергетический вихрь над головой.

И много, много других слов.

Как появилось само слово «Бер»? Из сочетания двух звуков «б» и «р» - «бр». Произнесите громко «бр», и почувствуете, что это сочетание звуков настораживает, как бы предупреждает об опасности. «Бр» - не влезай убьет! «Бр» - не стой под падающим деревом без берета. А гласный звук «е» вставлялся между согласными, когда надо было подчеркнуть активное действие. В сочетании с будоражащим, пробуждающим «р-р-р», в слоге «ер» ощущалось активное действие. Поэтому «е» и добавлялась между согласными, чтобы его подчеркнуть. «Бер» - это активная опасность!

В старину даже было такое слово «берлять» - хулиганить. Так и говорили – «Ванька по ночам опять берлять начал. Как шатун шатается по большаку»

Конечно, можно задать вопрос, а зачем все это надо знать? Дело в том, что наш язык хранит те природные созвучия, которые образовывались в период развития человека, когда формировалась речь. Если понимать значения русских слов, они становятся нашим оберегами. Через них Творец поддерживает наш род людской. Вслушиваясь в наши слова, можно себя от многого в жизни у беречь.

Непонятное западным ученым слово Берлин особенно наглядно это доказывает. Волхвы предупреждали: берлоги медведи интуитивно образуют в особых местах, где дух Бера должен спать. Иначе, беда! Не ставьте там город, не будите его. Он будет выплескивать волны своей агрессии во всех направлениях. Особенно – в восточном! На тех, кто его разбудил, придя с востока. Но отделившиеся от славян готы, волхвов не послушались. Образовали поселение Берложье. Тут же в них вселился дух разбуженного Бера. Они стали необычайно воинственными. Этакими «шатунами Европы». Тогда природоведы-волхвы посоветовали для смягчения мужской агрессии Бера соединить берляющую энергию для уравновешивания с женской энергией Инь. И дать этому поселению название Берлинь. Мягкий знак придавал любому слову более нежную женскую суть. Так название этого поселения изменилось на более мягкое – Берлинь. Но кровожадные мужики на такие мелочи, как мягкий знак, вообще перестали обращать внимание. В рациональном мире стремительно развивающейся западной жизни мягкий знак даже был вычеркнут из всех азбук новообразовавшихся народов Европы. Что привело к более грубому пониманию мироустройства и закончилось уничтожением мешающей мужикам-шатунам воевать женской энергии во времена инквизиции. Только как предупреждение о возможной опасности, как послание от волхвов, сохранилось название города Берлин. К сожалению, волхвы оказались правы! Тысячелетиями с этого места выплескивался разбуженный дух Бера на другие народы!

Вот он, наш русский язык – оберег! В нем не история – в нем быль! Его надо не только слушать, но еще и слышать, и, более того, слушаться! Иначе, можно себя не сберечь!




27.02.2007
ЭТОТ МУДРЫЙ РУССКИЙ МАТ
Послать по матушке — означает пожелать продления рода.
Михаил Задорнов нецензурными словами не ругается уже много лет. А недавно нашел лишнее подтверждение тому, что это он очень правильно делает. Потому что русские матерные слова изначально имели совсем другой, светлый смысл и служили своего рода оберегами. И превращать их в грязные ругательства — противоестественно и нелогично.

— Чем больше я изучаю историю наших далеких предков-язычников, тем лучше отношусь к ним. Они поклонялись одному богу Роду и не приносили в жертву ни животных, ни тем более людей. У них была чистейшая ведическая (отсюда слово "исповедовать") философия, они почитали природу как главное проявление бога на земле.

Вообще "язычество" — очень хорошее слово. Оно означает "я зычу естество — то есть "я озвучиваю природу". Но впоследствии наши предки, попав под "пиар" Запада, предали эту философию. Из верующих и свободомыслящих они превратились в косно-религиозных. Сохранил элементы былой мудрости лишь русский язык. Правда, мы не всегда замечаем эту мудрость, а подчас извращаем до полной неузнаваемости. Именно так получилось и с матом.

— Мат по-вашему — частичка былой мудрости?

— Только не в том смысле, который он имеет теперь. А несколько тысячелетий назад у бога, творца, было несколько имен: Всевышний, Род, Сварог, Даждь-бог (даже в современной молитве осталось: "даждь нам днесь")... Еще одно из имен Создателя — Ебун. Извините, но это вполне приличное по тем временам имя. И от него пошло слово "кол-ебания" — колебаниями Ебун создал мир. Сегодня квантовые физики подтвердили, что Вселенная произошла в результате взрыва, ядерной реакции, волновых процессов, колебаний, вибраций. Последнее слово наши предки произносили как "вебрация". Они интуитивно знали о волновой сути создания мира.

Отсюда же пошло другое языческое слово, сохранившее свой смысл до наших дней: "молебен", или "молитва Ебуну". А те, кто были созданы в процессе колебаний, имели отчество — Иван-ебич, Олег-ебич, Никола-ебна. Слово "ребенок" того же происхождения, только в древности оно произносилось длиннее — "переебенок"... Кстати, у арабов, которые в свое время переняли много наших слов по причине неразвитости собственного языка, отчество обозначается частичкой "ибн". Гасан Абдурахман ибн Хаттаб, или, по-русски, старик Хоттаб-ебич...

Даже грубость, которую мы сейчас отпускаем в адрес матери обидчика, в истоке своем означала пожелание продления рода. Это были очень светлые слова, и они никогда не воспринимались язычниками как сквернословие.

— В нецензурщине хватает и других слов...

— Самое грубое матерное слово у нас обозначает женский орган размножения. Знаете, как оно образовалось? У Ебуна было два проявления: мужская энергия, называемая "ан", и женская — "ки". "Ан" впоследствии перешло в местоимение "он", а также во многие имена — Иван, Жан, Иоганн… А "ки" в сочетании с древним словом "да" (закон) и "з" (звук резца, потому что законы вырезались на камнях) означало "дающая жизнь". Или "кизда". Но позже одна буква поменялась, и слово стало ругательным. Имейте в виду: если вас уж потянет выругаться, можете смягчить выражение и сказать, к примеру "не кизди!" Хотя лучше, конечно, этих слов не произносить вообще.

— И откуда же у вас такие сведения?

— С миру по нитке. Я много путешествую, разговариваю с интересными людьми, читаю — например, замечательные книги Сергея Алексеева, которые рекомендую всем, кто хочет услышать родную речь, получаю по электронной почте письма от энтузиастов, изучающих природу слов. В частности, многое открылось мне с подачи "археолога" русского языка Константина Липских.

— В какой момент "хорошие" слова стали считаться бранными?

— С приходом христианства все, что было связано с философией природоведения, постарались вычеркнуть из языка, а само язычество преподнести как мракобесие. В том числе и те самые матерные слова. Для этого им приписали наиболее страшный "грех": якобы их принесли нам татары. А на Руси не было ничего хуже, чем то, что связано с татаро-монгольским игом. И слова эти утратили значение оберега, став чудовищным сквернословием. А ведь у татар за оскорбление матери могли отрубить и руки, и голову.

А то, что мат изначально был оберегом, доказывает и другое значение этого слова, которое употребляется в наше время — матрас, который стелют на пол при занятиях гимнастикой или акробатикой. Мат, подстилка, призванная уберечь спортсмена от травм!

Название же языческого праздника Ивана Купалы произошло от слова "совокупление", обозначающего светлое, богоугодное действо, служащее плодородию.

Но сегодня все эти слова причислены к пространству нечисти, и люди, которые их произносят, присоединяют себя к этому пространству. Поэтому я ни в коем случае не призываю употреблять нецензурные выражения. Свое значение оберега они утратили после того, как их стали употреблять направо и налево. Обереги нельзя произносить часто. Так что моя теория интересна только как музейный экспонат.

Однако есть небольшой нюанс. Если употреблять эти слова только в крайних, исключительных ситуациях, они до сих пор могут служить оберегами. Недаром на войне всегда матерятся. А если женщина, которая никогда доселе не употребляла бранных слов, попав в аварию, ругается так, что не снилось недопохмелившемуся дворнику, она чаще всего остается жива и невредима.

* Из интервью «Московскому Комсомольцу» от 27 февраля 2007 г.

URL
   

главная